[Главная страница]

Быков Илья Анатольевич
Интернет и проблема политической стабильности во время электорального цикла 2011-2012 гг.

Правильное цитирование:
Быков И.А. Интернет и проблема политической стабильности во время электорального цикла 2011-2012 гг. // Современные геополитические процессы: новые вызовы и поиски решений: Материалы всероссийской научной конференции с международным участием. Т. 2. СПб.: БГТУ "Военмех", 2011. С. 98-102.

Политическая стабильность на политической сцене России, достигнутая в конце 90-х годов, считается одним из важнейших достижений пост-Ельцинского периода. Это выразилось, в частности, в значительно меньшем количестве персональных перестановок на всех уровнях власти. Так, например, за время каденции Д.А. Медведева ни разу не поменялся премьер-министр, в то время как в эпоху Ельцина премьер-министры менялись 8 раз (включая совмещение Ельциным поста президента и председателя правительства и всех временно исполняющих обязанности), а во время президентства Путина — всего 4 раза (Касьянов, Христенко, Фрадков, Зубков). Таким образом средняя частота смены премьер-министров за время Ельцина составила 0,88 раза в год, Путина — 0,5 раза в год, Медведева — 0,33 раза в год. Есть все основания полагать, что за оставшееся время до президентских выборов президент Д.А. Медведев не станет менять премьер-министра, пользующегося поддержкой в парламенте и имеющего высокий личный рейтинг среди населения. Следовательно, средняя частота смены премьер-министра при Медведеве, скорее всего, составит 0,25 раза в год.

Важность электорального цикла 2011-2012 гг. не подлежит никакому сомнению, поскольку впервые в пост-советскую эпоху парламент будет выбираться сроком на 5 лет, а президент — на 6 лет. Идеологическим обоснованием подобного шага выступала мысль о необходимости поддержания политической стабильности в целях уверенного экономического развития. По этим же соображениям были усложнены процедуры регистрации политических партий, введён запрет на участие в выборах предвыборных объединений, а также ужесточены правила, регулирующие выборы в региональные парламенты и выдвижение кандидатур на пост Президента Российской Федерации. Резкое уменьшение количества политических партий должно было завершить период партогенеза, который начался ещё во время Перестройки, и привести к созданию стабильной партийной системы, заключающей в себе несколько парламентских партий, а также небольшое число зарегистрированных и регулярно участвующих в выборах непарламентских партий.

Устойчивость подобной конструкции вызывает некоторые сомнения из общетеоретических соображений, поскольку пропорциональная система выборов вкупе с президентской формой правления, исходя из базовых положений сравнительной политологии, должна приводить к максимально

[98]

нестабильному результату. Пропорциональная система выборов согласуется с парламентской формой правления, а пример успешного сочетания президентской формы правления и пропорциональной системы выборов просто отсутствует. Единственный пример успешной президентской демократии — это Соединённые Штаты. Мнимая «уникальность» России легко объясняется тем, что режимные изменения внутри государственного аппарата зашли так далеко, что, когда речь заходит о высших постах в стране, правила публичной политики перестают работать. Политический процесс в России начинает напоминать фразу Уинстона Черчилля о советской политике, как о «схватке бульдогов под ковром».

В результате принятых мер по стабилизации политической системы в России сложился феномен, так называемой, внесистемной оппозиции, куда вошли в том числе и разные, прежде прежде вполне респектабельные политические группы и лидеры. Поскольку стратегия стабилизации политического процесса в России включала в себя, кроме комплекса мер по электоральному менеджменту, также и контроль над основными электорально-значимыми СМИ, постольку для вышеуказанной оппозиции особое значение приобрёл Интернет. Именно Интернет, не связанный с «материальными ограничениями» вроде обязательной регистрации СМИ, лицензированием и т. п., по-идее должен был стать основным каналом коммуникации для оппозиционных групп разной направленности. Однако, наши исследования показывают1, что ведущие политические силы и политические партии также используют Интернет для собственной политической агитации и пропаганды.

Весьма успешно интернет-технологии в сочетании с традиционными СМИ используются действующим Президентом Д.А. Медведевым. Среди нескольких отличительных черт, формирующих политический имидж Д.А. Медведева, можно выделить приверженность президента к новейшим информационным технологиями. Данная склонность довольно хорошо комбинируется с основной идеей президента — идеей модернизации страны. При этом, «любовь» Медведева к новейшим информационным технологиям выражается постоянно и в разных интересных формах: интернет-конференции, собственный видео-блог, аккаунты в YouTube, LiveJournal и Twitter, личная работа за компьютером и поиск информации в Интернете, заявление о том, что для губернаторов навыки работы с новыми информационными технологиями обязательны, а также о том, что будущее принадлежит электронной демократии, всесторонняя поддержка концепция «электронного правительства» и, наконец, посещение «силиконовой

[99]

долины» во время визита в США. В данной работе речь пойдёт о тех эффектах, которые возникли в публичном пространстве благодаря инициативе президента по открытию собственного блога.

Интерес к видео-блоггингу, созданный благодаря блогу Д.А. Медведева, на наш взгляд, привёл к результатам, который не ожидали соответствующие специалисты по связям с общественностью, находящиеся в команде президента. Речь идёт о таких вещах, как прямые обращения к президенту или премьер-министру от рядовых граждан со своими жалобами на действия чиновников разного уровня. Одним из первых в этом ряду стал майор Дымовский, который рассказал о фактах коррупции и других пороках системы правоохранительных органов. Немногочисленные блоги губернаторов преимущество превратились в жалобные книги, в которых граждане пытаются «найти правду». Видео-блоги и социальные сети показали своё колоссальное преимущество перед центральными телеканалами во время терактов в московском метро 29 марта 2010 г.2 Также во время лесных пожаров летом 2010 г. видео-ряд в Рунете и на центральном телевидении сильнейшим образом различался. Дело дошло до того, что практически каждый имиджевый поступок первых лиц государства встречает не просто негативные комментарии, но систематически опровергается видео-документами, размещёнными в Интернете, как это, например, произошло с недавним автопробегом Хабаровск-Чита, который возглавлял премьер-министр В.В. Путин.

Необходимо отметить, что инновационные черты политического имиджа Медведева в значительной мере унаследовали задел, созданный интернет-конференциями В.В. Путина. Причины уклона политического имиджа Д.А. Медведева в направлении новых информационных технологий, в общем, понятны. С одной стороны, они вызваны потребностями внушения оптимизма и развития. Если бы Медведев не предлагал никакой программы развития, то в этом случае становятся неясными причины ухода Путина. Партия «Единая Россия» имела все законные возможности для изменения конституции накануне выборов 2008 г., но не пошла на это, поскольку стране был предъявлен новый лидер. С другой стороны, идея «электронного правительства» является политически нейтральной и, в общем, не затрагивает основ существующего режима. Данное явление, судя по всему, является универсальным. Как показывают опросы в США, к идее «электронного правительства» одинаково хорошо относятся, как республиканцы, так и демократы.3

[100]

Кроме видео-блоггинга Президент использует и другие технологии Веб 2.0, тем самым стимулируя их внедрение в деятельность российских государственных органов власти. Нами было предпринято контент-аналитическое исследование официальных сайтов органов государственной власти федерального уровня. Всего было исследовано 84 сайта. Из них 3 сайта относятся к законодательной ветви власти (Государственная дума и Совет Федерации), 3 сайта — к судебной власти (Конституционный суд, Верховный суд и Высший арбитражный суд), остальные 78 — к исполнительной власти.

Основной задачей исследования являлось выявление уровня развития элементов Веб 2.0 в деятельности государственных органов. Основными единицами анализа выступали такие элементы технологий Веб 2.0, как социальные сети, блоги, YouTube и служба мгновенных сообщений Twitter. Результат исследования оказался, в определённой степени, обескураживающим. На 84 сайтах органов федеральной власти было обнаружено всего 14 элементов технологий Веб 2.0 (Twitter – 5, Блог в Живом журнале — 3, Facebook – 2, Блог на официальном сайте – 2, YouTube — 1, Блог на ином ресурсе — 1). Всего 9 из 84 сайтов использовали технологии Веб 2.0. Это составляет 9,6%. Таким образом, следует признать, что Веб 2.0 на сегодняшний день не получил широкого распространения. Во всяком случае, если сравнивать со 100% наличием PR-служб, Веб 2.0 не получил статуса доминирующей технологии.

С другой стороны, есть очень интересное и, как представляется, важное обстоятельство, связанное с тем, кому непосредственно подчиняются государственные органы. Нами была выдвинута гипотеза о том, что внедрение технологий Веб 2.0 будет зависеть от того, кому подчиняются те или иные государственные органы непосредственно. Было обнаружено, что сайты государственных органов, непосредственно подчиняющихся Президенту Медведеву (19%), больше используют технологии Веб 2.0, чем «путинские» (7%).

Таким образом, несмотря на усилия Президента, внедрение электронного правительства в России идёт трудно. Особенно это касается технологий Веб 2.0. Обращает на себя внимание тот факт, что государственные органы власти не используют отечественные социальные сети (Вконтакте, Одноклассники) и блог-хостинги (LiveInternet, Я.Ру, Блоги@Mail.Ru и т.п.). Вероятно, мы имеем дело с работой на внешние целевые аудитории и, прежде всего, на политическую и медийную элиту развитых демократических стран. Складывается впечатление, что открытие нового сервиса Веб 2.0 служит информационным поводом для общения с иностранными и отечественными журналистами, а не для повседневной работы со своими гражданами.

Относительные успехи российского Президента в интренет-пространстве не могут затмить тот факт, что первые успешные опыты по

[101]

привлечению финансирования через Интернет принадлежат оппозиционным силам. Речь идёт, например, о проекте бывшего члена политической партии Яблоко Алексея Навального «Росипил» (www.rospil.info) и сборе средств на издание тиража доклада «Путин. Итоги» (www.putin-itogi.ru), созданного под руководством Бориса Немцова. Эти примеры показывают, что в Интернете могут зародиться успешные проекты, которые способны поколебать стабильность созданной в пост-Ельцинскую эпоху политической системой.

Более того, успехи «Революции Твиттера»4, а также весенних революций на Ближнем Востоке показывают, что даже в странах с относительно небольшим количеством интернет-пользователей Интернет представляет реальную угрозу для казалось бы самых устойчивых режимов. Даже для тех, которые недавно успешно провели выборы и казалось бы получили необходимую политическую легитимность. Таким образом, речь идёт не только о политических провокациях, которые могут иметь место в предвыборный период, во время выборов или подсчёте голосов. Искусственно созданная электоральная система вместе с контролем над электорально-значимыми СМИ вероятно является более стабильной конструкцией во время поступательного развития социально-экономического развития страны. Однако в условиях любого, пусть незначительного экономического кризиса легитимность этой системы будет поставлена под вопрос. В начале 2011 г. мы стали свидетелями рекордно низких рейтингов «правящего тандема»5. Речь пока не идёт о катастрофических результатах, однако, на наш взгляд, это говорит об исчерпании ресурса созданной системы, основной задачей которой выступает стабилизация политической жизни в стране.

Список использованной литературы

1. Быков И.А. Интернет и политические партии во время выборов в Государственную Думу 2007 г.: итоги и перспективы // Новый политический цикл: повестка дня для России: Международная научная конференция. Тезисы докладов. Москва, 5-6 декабря 2008 г. - М.: Российская ассоциация политической науки, 2008. - С. 40-42.

2. Быков И.А. Теракт в московском метро, Интернет и проблемы информационной безопасности // Многолярный мир и безопасность: равенство, лидерство, гегемония. Т. 1. - СПб.: Военмех, 2010. - С. 122-128.

3. См.: West D. Digital Government: Technology and Public Performance. - Princeton: Princeton University Press, 2005.

4. Быков И.А. Геополитические последствия "революции твиттера" в Молдавии // Проблемы глобальной политики и безопасности в современной России: материалы международ. науч. конф. Ч. 2. Санкт-Петербург, 28-29 мая 2009 г. - СПб.: Балт. гос. техн. ун-т, 2009. - С. 93-95.

[102]

Быков И.А., Copyright ©, 2011

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

английский ирландия